An Online Anthology of Contemporary Irish Poetry in Russian Translation

Современная ирландская поэзия в русском переводе

 

 

Gerard Reidy

Джерард Риди

 



Предчувствие


Звон дверного колокольчика перед рассветом -
и я просыпаюсь после сна, в котором
"Титаник" пришвартован посреди кухни,
а в камине вырос айсберг.
Никого.
Два лебедя спят в пурпурном море,
покой покачивается на лунных волнах.
Снежинки занимают очередь, чтобы приземлиться
в заливе. Рисуют контуры
то ли огромной наковальни, то ли хвоста
одного из давно покинувших эти места китов.
На перекрестке дорог - два указателя на Клифден,
стрелки нацелены в противоположные стороны.
Еще рано вставать,
и уже поздно возвращаться в постель.
Первый утренний ветерок ерошит крону березы.
Я читаю спортивную полосу вчерашней газеты:
"Манчестер юнайтед" победил 3:2 по сумме двух матчей.
Раздается скрип моей моторной лодки, но ее еще не видно.
Пока я пью кофе, разыгрывается шторм.
Через камин залетают градины.
Моя безмолвная лодка толкается в дверь
в нетерпеливом ожидании.





Заросли крапивы на дороге в Баллинроб


На заседании подкомитета
по избранию Самого Чистого Городка в Ирландии -
висячие урны покачиваются на солнце,
контейнеры для мусора сияют новой краской -
мы радуемся, что наш городок набирает очки,
а я чувствую себя старым. Старым и сердитым.
Где-нибудь в другом городке тоже прибираются.
Бросают детей в костер,
но те не горят,
даже если добавить бензин и пару автомобильных покрышек,
поэтому они бросают в огонь матерей...
Меня окликают: "Мистер Риди,
передаем вам материалы под грифом 6Д:
заросли крапивы на дороге в Баллинроб".





Дом


На площадке, где бродяги гоняют мяч,
в чреве портового города,
в объятиях незнакомой женщины,
в маленьком городке среди пропащих людей,
в сарае для сена, где держали собаку,
в звуках забытого джаза,
в георгианской гостиной воскресным утром,
в кегельбане во время благотворительной лотереи,
на краю поля в летние сумерки,
в вокзальном кафе, когда поезд уже ушел,
среди игроков на скачках субботним утром,
в баре, где кто-то напевает песню военных времен,
в прибрежной деревушке холодной осенью,
под изгородью зимой, в компании черной коровы,
закутанной в войлок в ожидании снегопада.





С собакой воскресным утром


Чуть рассвело, мой пес занял позицию
у холодильника,
вписавшись в сложную систему образов.
Вот он лает
на фарфоровых собачек на подоконнике.
Внезапно все предметы на кухне начинают
вибрировать, словно узнав о его присутствии.
Сдвинь эстамп,
отданный тебе даром на аукционе, -
и все нарушится.
За окном волнуются зрители - деревья.
В доме же все персонажи ожидают, когда
к ним присоединится муха,
чтобы определить ей место.
Ей отведут, по-видимому,
северо-восточный угол кафельной плитки.
Старикам и маленьким мальчикам,
запертым в четырех стенах,
ведома эта гармония предметов.





Фундамент


Мы рыли землю, углублялись
в мягкую почву, выбрасывали ее
из ямы, пока не наткнулись на камень.
Он был подо всем, кроме спальни.
Ты была недовольна,
всю зиму копала глубже и глубже,
пока не дорылась до горючего торфа.
Лишенные надежды, мы заперли ворота.
Наши друзья выбирали занавески в магазине,
а ты в это время кормила коня кусочками сахара.
Каждую годовщину свадьбы мы встречаемся
и сидим на холме, дрожа от холода,
глядим на озера и горы
и думаем о том, чего нам не дано.
Вот что случается с теми, кто роет глубоко.





Восхвалим



треснутую кухонную плиту, скрипящую после дождя,
замерзшие горошины внутри сломанных игрушек,
галку на покосившемся телефонном столбе,
сырой домик с окнами на север,
полуденную тишину коридоров,
пустые детские спальни,
старика на велосипеде, едущего в закатное солнце,
камин, забитый засушенными цветами,
чудаков каждого ирландского городка.

Все утрачено, все безвозвратно утрачено.

Мне же остается возложить все заново обретенное на алтарь,
чтобы не слушать больше пустые разговоры о погоде,
когда мы лежим в густой траве у озера.






Без названия

                              Памяти Анны Франк



Я выхожу из музея твоего имени
в солнечный вечер.
Я чувствую себя потерянным в чужом городе
у витрины "Жареных цыплят из Кентукки",
и мне уже ничто неинтересно.
Отто не мог вытерпеть более одного повествования.
Что же до остальных персонажей,
кому-нибудь придется вырыть их из земли
и приютить на время.
Когда они оглядятся по сторонам,
им захочется вернуться в сон.
Если мы не дадим им приют, они будут видеться нам
на каждом углу, когда мы вечером идем домой.
Зароем их снова, на южном склоне холма -
так, чтобы их можно было найти.
Нам же некуда деваться,
кроме нашей реальности,
где нагие девицы высвечиваются в жарких окнах -
тоже ведь чьи-нибудь дочери,
вертящиеся на вертеле прогресса.



Впервые опубликовано в журнале Иностранная литература № 11, 2003




Переводы с английского Анатолия Кудрявицкого




Джерард Риди (р. 1958), поэт из графства Мэйо, что на западе Ирландии. Родился в городке Уэстпорт и прожил там всю свою жизнь, кроме нескольких лет учебы в университете. В 1979 году он получил диплом дорожного инженера и в этом качестве по сей день работает в своем родном городке. Писать стихи начал в 1989 году. Книга стихов "Картинки из резервации" вышла в 1998 году, следующая - "В ожидании дорожных вех" - в 2010 году.


Анатолий Кудрявицкий, 2003 - перевод


Все права защищены. 
Перепечатка без разрешения правообладателя будет преследоваться по закону. 
За разрешением обращаться: 
akudryavitsky[at]hotmail.com 



 

 Ireland photo


 

 

 

 

Copyright Notice: This site contains copyrighted material, including literary works, essays, graphics and artwork. All rights reserved.  You may not publish, download, upload, post on the Internet or otherwise reproduce, distribute or modify any of the contents of this site without my prior permission, except that you can print individual pages for your own use.  For permissions write to: akudryavitsky[at]hotmail.com

Все права защищены. Перепечатка без разрешения правообладателя будет преследоваться по закону. За разрешением обращаться: akudryavitsky[at]hotmail.com